РАЗБОР ПОЛЕТОВ ОДНОГО ЧИЖА. Тупиковая ветвь политической эволюции

Андрей МИНАЕВ

Начнем с банальной истины: хороший политик — необязательно хороший управленец. И наоборот, «чиновник от политики» нередко утрачивает связь с реальностью, теряя под ногами почву. К сожалению, многие из тех, кто пытается с ходу покорить властный Олимп, об этом забывают, что зачастую оборачивается плачевными последствиями как для них, так и для курируемых ими партийных структур.

12 сентября в Верховной Раде произошло событие, имеющее (перефразируя американского астронавта Армстронга) очень малое значение для Украины, но весьма большое — для отдельного украинского чиновника. Парламент 387 голосами поставил точку в административной карьере теперь уже бывшего председателя Госкомитета по телевидению и радиовещанию Ивана Чижа, заступившего на этот пост еще при Кучме и пересидевшего там «оранжевое лихолетье».

Не стану оценивать профессиональные качества Ивана Сергеевича. Судя по отзывам, он начинал карьерный путь небесталанным журналистом, а закончил его не самым худшим руководителем информационной сферы страны. Но есть и другое направление его деятельности — политическая эквилибристика.

«Сидение на Пышках»

До начала 90-х годов карьера Ивана Сергеевича интереса не вызывает, а рамки ее вполне очерчиваются словами «провинциальный журналист — провинциальный чиновник» (что неудивительно для уроженца заштатного села Пышки Хмельницкой области, своими силами прокладывающего себе дорогу). Работа редактором районной газеты, позднее — в местном аппарате КПСС не создавала условий для быстрого карьерного рывка. Такое «сидение на Пышках» могло продолжаться в советские времена десятилетиями. Провозглашение независимости Украины создало для многих провинциальных чиновников, каким был и Иван Чиж, новые предпосылки для продвижения. Цинизм тех, кто превратился из «защитников ленинских идеалов» в открытых нуворишей, обнищание населения в 1992 — 1993 гг. формировали почву для появления «народных трибунов». Оставалось избрать для себя соответствующую идеологию и/или риторику. Поскольку в эпоху «первичного накопления капитала» страна переживала ренессанс социалистических учений, Иван Сергеевич не прогадал. В 1994 г. прекрасный оратор, пламенный социалист и весьма уважаемый в области человек стал народным депутатом по мажоритарному избирательному округу на Хмельнитчине. Впрочем, как впоследствии оказалось, глубокий провинциализм так и остался характерной чертой собственного стиля Чижа в политике.

Время разбрасывать камни

Изумительное было время! На властный Олимп пришла масса ярчайших личностей. Трансляции сессий ВРУ слушали с не меньшим интересом, нежели телесериалы о «богатых, которые тоже плачут», а профессионализм и рутинная работа в комитетах парламента считались занудством, пасуя перед умением щегольнуть в прямом эфире красным словцом. Среди членов фракции Соцпартии ораторов хватало. Выделялись Александр Мороз, Наталья Витренко, Владимир Марченко, Станислав Николаенко и прочие. Иван Чиж тоже не пас задних, хотя вскоре в среде партийцев прослыл умеренным, поскольку осознал, что ультрареволюционность может завести не в ту степь.

Парламент был еще и местом, где умелые люди обрастали полезными связями. В начале 90-х годов корпоративное сознание бывших партаппаратчиков хоть и дало трещину, но пока доминировало над клановым. Левые и центристы вместе «дружили против» националистов. Так, когда в 1991 г. создавалась Соцпартия, в ее оргкомитет вошли влиятельные народные депутаты, впоследствии нашедшие свои ниши в партиях-антагонистах, — СПУ, Партии регионов, НДП, КПУ и ПСПУ: Александр Мороз, Раиса Богатырева, Анатолий Толстоухов, Борис Олийнык, Владимир Марченко и пр. Умеренный, респектабельный и, несомненно, умный Иван Чиж в то время явно выигрывал в сравнении со многими товарищами по фракции. И, что вероятно, не терял времени зря, обзаводясь нужными знакомствами.

«Социалист № 2»

В мае 1994 г. лидера СПУ Александра Мороза избрали председателем ВР. Перегруженный парламентской «текучкой», он перекладывает решение партийных вопросов на свое ближайшее окружение, в котором началась борьба за влияние.

Вначале нервы не выдержали у Натальи Михайловны: автор большинства экономических блоков в теоретических документах СПУ, она возмутилась явным «охлаждением» Сан Саныча к своей персоне. Ее «соперником» стал именно Иван Чиж, избранный лидером фракции СПУ в парламенте и одновременно заместителем Мороза в партии. Бунт Витренко, сопровождаемый отчаянным вояжем по областным организациям СПУ с призывами «изгнать с позором правых ревизионистов» Мороза и Чижа, закончился ее исключением (вместе с Владимиром Марченко) из партии в 1996 г.

Иван Сергеевич на какое-то время стал лицом и голосом социалистов, заменив погруженного в парламентскую рутину Сан Саныча. Высокий рост, широкие плечи, открытый взгляд и приятный баритон завораживали партийные массы, особенно женщин. В то же время в политсовете СПУ к нему прочно приклеилось меткое прозвище Барин (намек на вальяжность, склонность к перекладыванию «текучки» на других работников аппарата, явное равнодушие к проблемам партийцев из регионов). Товарищи из областей ерничали: мол, к Берия в свое время попасть было проще, чем на прием к Ивану Сергеевичу.

Как поссорились Иван Сергеевич с Иосифом Викентьевичем

В 1998 г. после очередных парламентских выборов А. Мороз лишился места спикера Верховной Рады, вернувшись к руководству парламентской фракцией СПУ. В качестве компенсации Иван Чиж получил пост председателя парламентского комитета по свободе слова и средствам массовой информации. Однако над ним сгущались тучи: пошли слухи, что Сан Саныч не удовлетворен состоянием дел в руководимом Чижом партаппарате, особенно в свете результатов последних парламентских выборов (на них социалисты не блеснули, получив в блоке с Селянской партией 8,56% — 35 мест).

Но самым неприятным было то, что у Мороза появился новый «фаворит». Им стал Иосиф Винский, по иронии судьбы, земляк Чижа, тоже хмельнитчанин. В отличие от Ивана Сергеевича он никогда не чурался черновой работы, даже имел к ней склонность, был доступнее для общения с лидерами региональных ячеек и, по слухам, рьяно устанавливал связи с бизнесом. Именно с приходом в руководство СПУ жесткого и прагматичного, прозванного в низовых звеньях Иосифом Виссарионовичем, Винского молва связывала начало притока в ряды социалистов представителей регионального бизнеса.

Схватка двух хмельнитчан-тяжеловесов длилась 1998—1999 гг. С началом кампании по выборам президента Украины внутрипартийная борьба отошла на второй план: Сан Санычу нужна была единая партия, сплоченная вокруг харизматичного лидера. Однако симптомы были для Чижа самые тревожные: после введения нового поста в руководстве СПУ — первого секретаря политсовета — им стал не Иван Сергеевич, а Винский, сосредоточивший в своих руках контроль над партийной бюрократией. Борьба за статус «социалиста №2» была проиграна.

Во главе раскола

Поражение Мороза, на победу которого в 1999 г. очень многие (в том числе и бизнес-структуры, успевшие врасти в СПУ) возлагали большие надежды, сильно пошатнуло его авторитет. Слова «Каневская четверка» стали среди социалистов сродни ругательству, кроме того, все помнили недавний тесный союз с «американским узником» Павлом Лазаренко.

И тут Иван Сергеевич совершил неожиданный «пируэт», словно превратившись на время в Наталью Михайловну. В недрах СПУ появилась оппозиционная группе Мороза — Винского «социалистическая фракция». Чиж обвинил руководство СПУ во всем, начиная от политической нечистоплотности и заканчивая вождизмом и отходом от «демократических принципов партийного строительства». Молва связывала такую активность Ивана Сергеевича с тем, что якобы «таможня (то есть Администрация Президента) дала добро!» И хотя прямых подтверждений этому нет, однако теплые отношения Чижа с Владимиром Литвином, возглавлявшим тогда АП, — не секрет.

Вероятно, Иван Сергеевич решился на создание своей партии не сразу: он принадлежал к категории людей, не любящих регулярную рутинную работу, а без оной эффективной партии не организуешь. В тени Мороза он ощущал себя вполне комфортно, однако в тени Винского быть не желал.

8 апреля 2000 г. на учредительном съезде появилась партия с претенциозным названием — «Всеукраинское объединение левых «Справедливость». Новая политическая сила отказалась от крайней оппозиционности, свойственной СПУ, и провозгласила фактическую поддержку действующей власти. За Чижом пошли многие социалисты Киева, Днепропетровской, Хмельницкой, Черновицкой и ряда других областей. В партию ушли еще два нардепа от СПУ, впрочем, не самые известные, однако многолетний «человек Чижа» Станислав Николаенко открестился от бывшего шефа, став взамен секретарем политсовета СПУ.

Закат политика и рождение чиновника

Те, кто возлагал на Ивана Сергеевича большие надежды, вскоре был разочарован. Барин остался барином, прежде чем совершить какой-либо шаг, он так долго и мучительно размышлял, «в каком формате» (любимая фраза Ивана Сергеевича) его осуществить, что предпринимать что-либо было уже поздно. В 2002 г. на парламентских выборах партия «Справедливость» набрала меньше голосов, чем официально числилось ее членов. Чиж мотивировал это тем, что, мол, «мы не приняли предложение олигархов» о слиянии, а пошли «в другом формате», сохранив идейную чистоту. Иван Сергеевич и сам не возлагал особых надежд на свое детище, поскольку пытался пройти в парламент не по партийному списку, а по одному из Хмельницких округов. Но земляки от Чижа успели подустать. Больше в Верховной Раде ему заседать не довелось.

Вскоре в среде однопартийцев к Ивану Сергеевичу прилепилось новое прозвище — Зяблик! Ему действительно (что парадоксально для общественного деятеля такого уровня) было зябко в мире большой политики. Просчитывать шаги, заключая и расторгая с выгодой для себя и своей партийной структуры «политические браки», он так и не научился.

Его «политическое угасание» произошло мгновенно. Казалось, только что был народный депутат, председатель парламентского комитета по свободе слова, любимец прессы — и вот нет его.

Однако Иван Сергеевич, как египетский Осирис, воскрес вновь, правда, в иной ипостаси. 8 февраля

2002 г. он становится председателем Госкомитета по информационной политике, телевидению и радиовещанию. Кто пролоббировал это назначение? Точного ответа нет. Напомним лишь, что председатель ВС в то время — Владимир Литвин, которому молва приписывала не последнюю роль в реализации проекта «Иван Чиж против Александра Мороза».

Между Сциллой и Харибдой

В 2004 г. на обломках блока «За ЕдУ» появилась коалиция государственно-патриотических сил, принимающая решение выдвинуть кандидатом на пост президента Украины премьер-министра Виктора Януковича. Среди прочих поддержал шефа и Чиж. Отрадно было послушать Ивана Сергеевича на съезде партии «Справедливость» в июле 2004-го: данная им характеристика Виктору Федоровичу как «лучшему главе правительства за все годы независимой Украины» наиболее запомнилась делегатам съезда. Пожалуй, этим спичем да еще невнятными призывами к журналистам «быть взвешенными в своих оценках» в разгар «оранжевой революции» и ограничился вклад Чижа в предвыборную гонку. В это же время близкий к Ивану Сергеевичу член его партии Николай Мозговой «дефилировал» по майдану. После окончания «революции» Чиж долго и мучительно размышлял, «в каком формате» жить дальше…

В 2005 г. Иван Сергеевич удивил собственную партию. На съезде, прошедшем через несколько месяцев после окончания президентской «страды», с благословения лидера «справедливцев» было устроено шельмование «бандитской власти». Иван Сергеевич был в ударе: он патетически восклицал, что партия не может не поддержать «самое социальное» правительство Юлии Тимошенко и сердечно обнимался с Леонидом Черновецким, почетным гостем съезда. Последний, путаясь в собственных лингвистических построениях, под одобрительные кивки Чижа призывал всех отрешиться от прошлых связей с «бандитами» и… позвонить маме.

Правда, бурное негодование делегатов, отдавших свои голоса за В.Януковича, заставило Ивана Сергеевича заявить, что «мы, мол, от прошлого не отрекаемся», однако осадок у многих остался.

«Реверансы» Ивана Чижа не прибавили ему политических дивидендов: в том же году президент

В. Ющенко внес на рассмотрение ВР представление о снятии Чижа с занимаемой должности председателя Госкоминформа. И хотя Владимир Яворивский (наиболее вероятный кандидат на этот пост) уже потирал руки, Ивана Сергеевича спасло то, что депутаты из «антиоранжевых» фракций подставили ему свое плечо, проголосовав против. Впрочем, такой жест доброй воли Чиж не оценил. Несмотря на предложение о партнерстве от Партии регионов, осенью 2005 г. он принимает решение идти на парламентские выборы в составе «Народного блока Литвина» под… двадцатым номером.

Собственно, Владимир Михайлович и не скрывал своего отношения к партнеру: на многочисленных пресс-конференциях на вопрос, зачем он связался с откровенными политическими маргиналами, спикер застенчиво улыбался и прятал глаза.

Плачевные для блока Литвина результаты выборов сделали желание Чижа оказаться между «оранжевой Сциллой» и «сине-белой Харибдой» фатальным для его административной карьеры. Он стал беззащитным перед недругами из лагеря «Нашей Украины», Морозом и «регионалами», разочарованными политическими кульбитами Ивана Сергеевича. Понял ли он до конца свою ошибку?

После создания антикризисной коалиции и назначения В.Януковича премьером Чижа вновь словно подменили. Страницы партийной газеты «Народная Справедливость» запестрели «объяснениями в любви» к новым премьеру и спикеру. В центральном аппарате партии «Справедливость» ходили слухи о якобы ведущихся переговорах с Александром Морозом относительно возвращения в партию. Несколько раз Иван Сергеевич рвался на прием к Януковичу. Но, по слухам, премьер его не принял (хотя доподлинно известно, что еще до избрания Виктора Федоровича премьером они встречались). А если и принял, то результаты беседы были явно неутешительными для Чижа. Янукович, как показал состав нового правительства, склонен ценить людей, которые в тяжелую минуту оставались рядом с ним. А где тогда был Иван Сергеевич? Вопрос риторический.

Эволюционный тупик

В поведении Чижа в последние месяцы чувствуется растерянность: то он пишет заявление об отставке «з етичних міркувань», то забирает его… Закономерную точку в метаниях Ивана Сергеевича поставила Верховная Рада.

Карьера Чижа, променявшего роль национального политика на статус чиновника («политические телодвижения» которого были призваны обеспечить этот неэквивалентный обмен), служит ярким примером эволюционного тупика. Иван Сергеевич получил отставку как чиновник, а как политик он давно перестал быть интересен. Поэтому события 12 сентября не вызвали в обществе резонанса. И не имеет значения, вернется ли Иван Сергеевич к Александру Морозу, партия которого тоже изрядно поредела в последнее время, или уйдет в оппозицию вместе с Владимиром Литвином. Как один из тех, кто привнес провинциальный политстиль в государственную политику, он должен был закончить карьеру одновременно с завершением эпохи «политических любителей». А остальное уже неинтересно.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ ИСТОЧНИК: Еженедельник «2000» (PDF-ФАЙЛ).

СМ. ТАКЖЕ ГНЕВНЫЕ ОТКЛИКИ НА СТАТЬЮ: «И.С.ЧИЖ — ПАТРИОТ, СЕМЬЯНИН, ТРУЖЕНИК» (PDF-ФАЙЛ).

Оставить комментарий